Новая новость

######### *#* ######### ##* ##* #######* *##* #** ######### ######### *### ######### ##* ##* ########* #### *### ######### ###****** *##* ###****** ##* ##* ###***### #### #### ******### ##* *###* ##* ##* *##* ##* *## ####*###* ###* ##* *##* ##* ### *##* ##* *## ######## *### ##* *### ##* ###**###* ##* *### *######* *##* #######* ###* #######* *######* ########* **###* ###* #######* *### #######* *####* #######* *###* *##* ###**** ###* ###**** *##* ###**** *###* *##* ##* *##* ##* ##* ##* *######* ### ##* *###* ##* ##* ##* *######## *##* ###****** *##* ##* ##* ##* *##*##*## ### ######### ###* ##* ##* ##* ###*##### ##* ######### *#* ##* ##* ##* *#* *###* ##*
Рекламный баннер 980x60px ban1
76.01
90.26
Рекламный баннер 468x60px main1

Бессменная вахта памяти

Дорогие - Владимир Михайлович, все Ваши сотрудники, здравствуйте!..

Пишу Вам очередное письмо (5-е), и надеюсь получить положительный ответ в публикации, т.к., я считаю, Ваша редакция, самая ответственная, самая справедливая, самая внимательная и понимающая, добрая, даже из всей нашей Белгородской области. За что вам всем огромное спасибо от меня и от моих родственников, от знакомых, от земляков Прохоровского района. Как в России, так и за рубежом, Вашу газету читают всегда с удовольствием. И ждут очередных моих воспоминаний. Ну, вот, пишу, как могу…

Сколько их ещё лежат в земле российской и за рубежом, - неопознанных? Вот про одного из них я расскажу Вам небольшую историю.

Во второй половине июня 1943 года шли ожесточённые бои на Курском и Прохоровском направлениях. Наше село Плота переходило из рук в руки и подвергалось большим испытаниям от этих страшных боёв и издевательств фашистов над жителями села, детьми и взрослыми.

Я Вам  писала подробно в первой моей статье «Своими глазами», как они заставляли детей работать на них, несмотря, на то, что шли непрерывно бои, как выгоняли жителей из хат, гнали в лес  и т.д., обо всём там написано и повторять не буду.

Наши советские войска выгоняли фашиста, заходили в наше село на несколько часов, чтобы немного отдохнуть, перекусить, перевязать раненых, захоронить однополчан. Мы – жители, были рады им безмерно. Помогали им, чем могли. На душе всегда было радостно, т.к. надежда на Победу, всегда вселялась в нас.

Но, как бы там ни было, а всё же жители нашего села большее время оставались в плену у врага. Как бы они ни бесчинствовали над нами, люди терпели и подчинялись им, хотя мы уже чувствовали, что фашисты скоро уйдут от нас в своё логово.

И вот однажды, это было в конце июня, день выпал совсем тихий. В селе не оказалось ни немцев, ни наших войск, ни выстрелов из пушек, пулеметов. Кругом тишина. Люди выходили из своих убежищ – погребов, окопов на улицу, собирались в круг, рассуждали о том, о сём, а главное, что уже знали, скоро конец войне. Спокойно разошлись спать. Расположились кто на полу, кто на нарах послали соломы, и, «спокойной ночи».

Но не пришлось нам отдохнуть до утра. Была уже глубокая ночь, послышались крики, шум, гам на улице. Фашисты орали во весь голос, срывали двери с крючков, открывали погреба, окопы, кричали: «Матка» Век! Шнель! Выходите все, собирайте киндер (детей) и уходите в лес к нашим, а то Русь Катюша Пук-Пук! И вам капут.

Люди испугались, стали собираться, выскочили в чём есть. Собрали ребятишек, запрягли в тачки коров (у кого они были) и отправились в  темную черноту, в неизвестность.

Но только вышли со двора, как наша знаменитая русская катюша, грянула со всех 16 снарядов. Загорелось всё кругом, и земля, и небо, и дома. Стонут раненые люди, ревут коровы. Мы подумали – это «конец света». Но чувствуем, что мы ещё живы, идём  дальше. К трём часам утра, мы дошли до яра, который находился в 200 метрах от села Шахово, миновали лес «поповик», куда нас гнали фашисты, приближались к яру. Вдруг налетел русский самолет «кукурузник», стал бомбить. Бомбы сыпались в яр, мы были все наверху. Все остались живы.

Немцы шли обозом немного сзади нас, увидели самолет, рвущиеся бомбы, бросились в панику, стали ловить в темноте из нашей группы людей – взрослых и детей и прогоняли их к своему обозу, чтобы оградить себя от бомб, и в случае, если появятся русские солдаты, и от них.

А те фашисты, которые спали в хатах села Шахово, услышали взрывы, выбегали из хат в погреба.

Наши деды – Егор и Серега воспользовались  этой паникой немцев, шепнули женщинам – давайте уйдем в яр. Туда немцы не пойдут, они боятся партизан. Самолет улетел, и мы все спустились в яр. Прожили там десять дней без хлеба и еды. Нас было семь семей с нашей улицы. У каждой семьи по 6 – 7 детей. На всех было три коровы в яру. Женщины доили и делили детям молоко, сколько могли. Рвали травку «заячья капуста», мешали с молоком и кое-как пережили.

Наконец наступил для нас радостный час. Утро – 12 июля 1943 года. Только стало рассветать, это был самый радостный, незабываемый рассвет. Мы услышали наверху гул самолетов, грохот танков, беспрерывные выстрелы из орудий, пулемётов.

Я и двое парней – Николай и Трофим потихоньку, несмело, выползли наверх и увидели необыкновенную картину (только в кино такое показывают). Самолеты летели вперед, по направлению с. Шахово, на запад, беспрерывно бомбили, за ними шли танки, солдаты несли на плечах ручные пулемёты, а за ними пехота, шли цепочкой по полю, держа на вытяжку винтовки в руках.

Мы закричали во весь голос – выходите из яра, идет советская армия, вперед на запад. Нас освободили. Все вышли из яра, шли навстречу освободителям со слезами на глазах приговаривая: «Сыночки наши! Спасибо вам за подвиг, за смелость, за освобождение. Гоните их безвозвратно в своё логово. Пусть  знают, с кем драться. Солдаты им отвечали: мамаши, идите домой смело, там уже нет фашистов и никогда не будет. Радости у нас не было конца. Мы уже поняли, что фашисту настал «капут».

Домой мы шли по своей улице (тогда не было ее названия), теперь она называется – Восточная.

Когда зашли в село, то увидели страшное зрелище. Половины хат не было, остались разрушенные, сгоревшие, торчали одни трубы из печек, да дым шёл от сгоревших хат. От нашей хаты остались только стены, да крыша на столбах (хата была покрыта железом, вот и осталась). Мы, конечно, были и этому рады. Главное, мы вернулись все живые в свой очаг.

В саду у нас стояла солдатская кухня, вокруг нее суетились русские солдаты, получая порцию каши. Увидели нас, поняли, что пришли домой хозяйка с детьми, и голодные. Они насыпали нам в миску каши (шрапнели), дали несколько сухариков из черного хлеба, мы с аппетитом поели и сказали хором: «Спасибо вам, солдатушки, здоровья вам крепкого и счастья в жизни».

Солдаты тоже пообедали, собрали свои вещи, кухню потащили на себе, вышли с нашего двора, пожелав нам на прощание счастливой жизни, и пошли вперёд на запад.

Домна Васильевна Колкунова – наша соседка, шла домой с шестью детьми полем, огородами. И как только подошли ближе к своей усадьбе, тут младший сыночек Илюша (ему было пять лет) увидел трубу от своей хаты, закричал: «Мама, вот наша хата», и помчался бегом, остальные дети за ним. Но Домна Васильевна окликнула сына Колю (он был старший, ему было 14 лет). Сказала: «Пусть бегут, а мы с тобой зайдём в лес, наберем сухих веток и дома сварим картошки».

Не доходя до леса, они увидели лежащего на земле советского солдата. Подошли к нему, Домна Васильевна поняла: он мёртв. Сказала Коле: «Пойдём домой, возьмём лопату и похороним его в этом лесу».

Пришли домой, а там во дворе сидят наши солдаты, варят картошку в котелке на печке, сделанной из кирпича. Вокруг сидят дети, смотрят то на солдат, то на печку, где варится картошка и глотают слюнки.

Солдаты поняли, что вернулась хозяйка домой. Она им рассказала об убитом солдате в поле. Они быстро вскочили с мест, взяли винтовки на плечо, взяли лопаты и попросили Колю, чтобы он показал им место погибшего солдата.

Домна Васильевна быстро нашла чистенькую простынь, солдатскую шинель, кем-то оставленную, отдала ребятам, чтобы они покрыли лицо и самого убитого солдата.

Пришли на место, выкопали могилку, в кармане погибшего нашли документы, забрали себе. Похоронили, собрали полевых цветов, положили на могилку.

Пока ребята хоронили товарища, за это время Домна Васильевна успела доварить картошку, заварила чая свежими листьями шиповника, мятой. Вернувшись во двор Колкуновых, солдаты поели, попили вкусного чая, помянули товарища по оружию, поблагодарили хозяйку за гостеприимство. И тут раздался выстрел из винтовки. Послышалась команда: «Стройтесь».

Ребята вскочили по-боевому, попрощались с хозяйкой, пожелали друг другу в дальнейшей жизни счастья, мирного неба и побежали «строиться». На улице уже были выстроены несколько отрядов, и они под команду пошли маршем вперед на запад.

С тех пор Домна Васильевна стала ухаживать за могилкой неизвестного солдата. Почти каждый день ходила, ставила цветы, ухаживала, как за своим родным. Ведь у неё погибли на фронте два старших сына. Как ушли, и ни одной весточки.

Отец их, Пётр Павлович уходил вместе с сыновьями. Он остался жив. Вернулся домой после дня Победы, в 1945 году, больной, раненый, но прожил еще 10 лет. Пока он был жив, подросли дети, соседи помогали. Подворье Колкуновых, как и другие соседи стало обустраиваться. Построили хату, почти всю заново, сарайчики, огород был в 30 соток. Немного набрались сил и жили спокойно, радостно.

Домна Васильевна, уроженка из Румынии. Пётр Павлович привёз её ещё с гражданской войны. Женщина она была добрая, умная, трудолюбивая, общительная. Люди к ней шли за советами. Всем она помогала, как могла.  Все её помнят и до сих пор в нашем селе, как настоящего доброго человека. У неё было восемь детей,  четыре мальчика и четыре девочки. Всех любила, кормила, поила, учила. Жили дружно и были всем сельчанам хорошим примером. Домна Васильевна прожила ещё десять лет после смерти мужа.

Перед смертью, она попросила сына Николая, чтобы он продолжал ухаживать за могилкой «неизвестного солдата». Коля принял эту просьбу как за должное. Подключил к себе друга-соседа Ивана Чернышева, и они вместе постоянно заботились о солдате, погибшем на плотавской земле, сажали цветы.

К этой могиле иногда приходили тётя Лена Орехова с внуком Андреем. Он круглый сирота, его отец Андрей погиб на фронте, а мать в своем селе от сильной бомбежки, и он жил у бабушки Лены, а когда бабушка умерла, Андрюша остался один. Повзрослел, устроился на работу в свой колхоз «Путь Ленина», выучился на электросварщика и решил сделать оградку на эту могилку. Поговорил с Иваном Ивановичем Чернышевым, они сделали оградку и покрасили белой эмалью, поставили на могилку.

Иван Иванович работал в колхозе учётчиком всю свою жизнь. Всегда был уважаемым и работником, и человеком. Николай Петрович тоже колхозник. Сначала работал бригадиром в поле, потом трактористом, а после дали ему грузовую машину, и он отработал на ней более 45 лет. Работал он всегда с энтузиазмом, добросовестно, всегда был в передовиках. Семья у него была из четырёх детей – три мальчика и одна девочка.

Но время идёт, и жизнь меняется. Старое поколение уходит в вечную жизнь. Из восьми детей первого поколения Домны Васильевны остаётся один сын Николай и его жена Полина. Через некоторое время умирает Полина, Николай остаётся один. Двое сыновей умирают, один сын ещё в молодости уезжает в Харьков, устраивается на работу, обзаводится семьёй и живёт там по сей день.

Дочь Наташа живет в Белгороде, у неё двое детей, три внука. Потом умирает друг Николая Иван Иванович, передает эстафету своему брату Василию Ивановичу (по уходу за могилкой), а тот, передает своему внуку Сергею Владимировичу. Хотя Сергей живёт в Белгороде, но каждый выходной со своей семьёй приезжает в Плоту и обязательно идет на могилку наводить порядок.

Наталья Николаевна еще при жизни родителей каждый выходной приезжала с мужем в родительский дом, помогали им по хозяйству и смотрели за могилкой. Николай Петрович после смерти жены прожил ещё восемь лет. После него осталось подворье  пустым, но Наташа не оставила его. Года два назад она похоронила мужа, сейчас с детьми приезжает каждую субботу, продолжает обрабатывать огород и строго соблюдает порядок на могиле неизвестного солдата. Не так давно она и Иван Петрович Чичкарёв поставили дубовый крест на эту могилку, теперь она похожа на христианскую.

Жители нашего села тоже не забывают нашего героя-солдата, когда идут в лес, обязательно останавливаются у могилы, кланяются, кладут цветы.

Я тоже ходила, проведывала, хотя не живу в Плоте с 1944 года. Меня тогда отправили в школу ФЗО №7 в г. Чугуев Харьковской области. Я работала, получала отпуск и обязательно ездила в родную Плоту и ходила проведать нашего солдата-героя. Пока иду к нему, нарву полевых цветов, положу на могилку и приговариваю: «Царство небесное тебе, дорогой наш защитник, пусть земля тебе будет пухом». И я как будто отдала долг ему.

В последние годы я уже не езжу в Плоту по состоянию своего здоровья, но мне постоянно рассказывает Наталья Николаевна (по телефону) о том, в каком состоянии находится могилка и кто за ней сейчас ухаживает.

Прошло уже 72 года с того памятного 1943 года, а тропа людская не зарастает к этой могилке неизвестного солдата. Плотавцы его не забудут. Это их защитник. Я как ветеран войны, уроженец села Плота от всей души благодарю своих односельчан, которые чтут память о погибшем солдате на нашей земле. Особенно я признательна Домне Васильевне, Николаю Петровичу, Ивану Ивановичу, Андрею Андреевичу, Василию Ивановичу: «Царство небесное, пусть земля им будет пухом». А всем живым – добрым людям, которые продолжают нести вахту по ухаживанию за могилкой неизвестного солдата, это – Наталье Николаевне, Сергею Владимировичу, Ивану Петровичу и другим - крепкого всем здоровья, бодрости, радости, успехов в труде, счастья в личной  жизни и низкий им поклон.

Вот только очень жаль, что те ребята, которые хоронили товарища, не оставили адреса. И мы не знаем, кто он, откуда? Ни имя, ни фамилия нам неизвестны. И дошли ли эти ребята до его родителей. Ведь до конца войны оставалось ещё чуть меньше двух лет.

Вот такая история. Ведь наверно, его родители искали, ждали.

Эта могилка неизвестного солдата находится на окраине леса «Ломакино», недалеко от ул. Восточная, д. 16 – 18. Рядом с могилкой растут два высоких, могучих, ветвистых дуба, как часовые стоят, охраняют покой солдата-героя, отдавшего свою жизнь, защищая Родину и всех нас плотавцев от фашизма. Вечная память ему.

Лидия Колкунова

Комментарии

Здравствуйте! Мои предки тоже родом из села Плоты. Занимаюсь изучением истории села и меня очень заинтересовала статья и ее автор. Очень бы хотелось с ней пообщаться, расспросить обо всем что она помнит о селе и его жителях. Мой прадед пропал без вести на войне, оставив шестерых детей. Может быть она знала моих родственников и они вместе уходили в эвакуацию в Шахово? ОТВЕТ РЕДАКЦИИ: Автора письма зовут Лидия Ивановна Колкунова, свои материалы она присылает по почте Ее адрес: 309513, Белгородская область, г.Старый Оскол, микрорайон Студенческий 20 кв.42

Оставить сообщение:

*###* ##* *## ##* *#####* ##* *## ##* *###*###* ##* *## ##* ####### ###* *### ##* *## ##* ####### ##* *## ##* *## ##* ***##** ##* *## ##* *## ##* *## ##* *## ##* *## ##* *## ###***### ##* *## ##* *## ######### ##* *## ##* *## ######### ##* *## ##* *## ##* *## ##* *## ###** *## ##* *## ###***### *#### *## ##* *## *#######* *### *## ##* *## *#####*
Рекламный баннер 468x60px main2
Рекламный баннер 240x200px right1
2013-03-29
2013-03-29
2013-03-29
2013-03-29
2013-03-29
2013-04-19
Рекламный баннер 240x200px right2
Рекламный баннер 240x200px right3