Новая новость

*#####* ##* *## *##* *#####* *#######* ##* *## *###* *#######* ###***### ##* *## *####* ###***### ##* *## ##* *## ### ##* *#####* ##* *## ##* *## ##* *## ### ##* *######* ##* *## *### ##* *## ### *##* *####*##* ##* *## #####* ######### ###**##* ####**##* ##* #####* ######### *###### *########* ##* ***### ###***### *####* *########* ##* ##* *## ##* *## *##* *##* ##* *## ##* *## ##* *## *## ##* ##* *## ###***### ##* *## *## ##* ###***### *#######* ##* *## *## ##* *#######* *#####* ##* *## *## ##* *#####*
Рекламный баннер 980x60px ban1
75.76
89.93
Рекламный баннер 468x60px main1

Рассказ Юрия Макарова "Папаха"

Все рассказы написаны автором на основании воспоминаний его отца Ивана Фёдоровича Макарова (10.12.1928 - 22.04.2012 гг.).

Рассказы публиковались в районных газетах «Ровеньская нива» - п. Ровеньки, «Заря» - г. Алексеевка, «Истоки» - п. Прохоровка, романе- журнале «XXI век» - г. Москва.

Дети войны - это горькая страница нашей отечественной истории. Какой след остался в их душах после перенесённых в детстве кошмаров, можно частично понять из небольших повествований, вошедших в эту книгу.

ПАПАХА

В тёплый июльский вечер Иван Васильевич и Виталий сидели за двором на скамеечке. Так же, как и они, на скамеечках у своих заборов расположились другие жители хутора. Кто просто так, а кто встречал стадо. Солнце клонилось к закату. По улице медленно шли к своим дворам коровы, шумно дышали, иногда протяжным мыком отзывались на зов своих хозяев. В воздухе пахло парным молоком, свежей степной травой, а также всем, чем может пахнуть деревенский июльский вечер, мирный и спокойный.

Вдруг из своей калитки выскочил на велосипеде и прошмыгнул перед самой мордой у коровы, которая шла впереди всех, Вовка Рудник - мальчишка лет двенадцати. Корова Жданка тёти Ксении Марасенко была строгого нрава, но от неожиданности она сначала встала, как вкопанная, а потом свернула на центр улицы и продолжила путь.

Вовка тем временем не успокоился. Он проделал свой трюк перед мордой коровы ещё и ещё раз. Жданка завертела головой, стараясь поддеть незадачливого велосипедиста.

- Что ж ты делаешь, антихрист! - закричала от своей калитки тётя Ксения, - чи на коровьих рогах захотел побывать?! Я вот отцу скажу, он тебе ремня врежет, - привела она угрожающий довод, и Вовка немедленно исчез с улицы.

- Ты смотри, - сказал отцу Виталий, - никакого страха у пацана. Корова ж если подденет рогом, мало не покажется... А он вишь…

- Ох, а мы, когда такими были, чего-нибудь боялись?.. Да ничего!.. - хлопнув в несколько раз сложенной газетой по колену, махнул рукой Иван Васильевич.

Виталий и сам вспомнил вдруг, как он разгонял в галоп лошадь на только что убранном поле и на полном скаку прыгал с неё в копну соломы, оставленной от комбайна. То же проделывали и его дружки. И никто ж из них не думал и не боялся, что может просто не рассчитать и сигануть мимо копны. А были они тогда ничуть не старше этого хулиганистого Вовки Рудника.

- Недаром, - продолжал своё Иван Васильевич, - на таких пацанах всякие революции держались. Ну пусть постарше они были - лет по четырнадцать-пятнадцать... Помнишь рассказ про Гавроша?.. Он ведь, когда патроны под обстрелом для повстанцев собирал, и в ум не брал, что его убьют. Такими ж были и комсомольцы наши после Октябрьской революции, и хунвейбины в Китае, да и Гитлер в конце войны малолеток на смерть посылал. Это ж самый возраст такой: отваги через край, за душой ещё ничего нет, а смерть... В таком возрасте пацан думает, что умереть может кто угодно, только не он... Себя он бессмертным считает... Знай только направляй таких куда тебе надо.

- А что, ты тут, наверное, прав... - согласно кивнул Виталий.

- Чё ж не прав... Я в войну, может, чуть постарше был. Помню, как немецкие лётчики наших попавших в окружение военных бомбили рядом с Лаптиновым. Они бомбили, а мы с Петькой Чудным, дружок у меня был с такой фамилией, бегали смотреть, куда бомбы упадут. Что, ото у нас ума много было?.. Возраст такой.

Военные наши отступали. Все яры и балки за хутором пешими людьми забиты были. Кто в форме, кто без формы. К Дону спешили. А он, гад, как налетит и давай бомбы скидывать. Правда, падали они далеко от людей. Может, никто и не погиб бы, да несколько человек оторвались от общего потока, кинулись бежать в сторону, там- то их бомба и накрыла. После говорили, шесть человек в клочки разнесло. Так этого мало. Ещё лётчики из пулемётов по людям стреляли...

Вот... А мы с Петькой, как зайцы на дорогу, что на Белый Колодезь вела, выскочили и бегаем по ней. Фриц на самолёте опускается низко-низко. Видно его нам: из кабины самолёта на нас смотрит, в очках, в шлеме, ещё и рукой помашет, мол, привет, Иван, а потом как даст впереди нас очередь... А пулемёт-то крупнокалиберный... На дороге прямо такие фонтанчики из земли - пуф-пуф-пуф! А мы упадём, головы руками прикроем, а на фонтанчики эти всё равно смотрим - интересно ж...

Не помню, у меня на голове было что надето или нет, а вот у Петьки, точно помню - папаха каракулевая. То ли отцова она у него была, то ли дедова, не знаю. Но замызганная изрядно. Петька в ней и зимой, и летом бегал. И в тот день он в ней был. Лётчик, фриц этот, тогда три или четыре раза над нами пролетал и всё время очереди из пулемёта своего пускал... Да всё к нам ближе и ближе. Последнюю совсем близко дал. У меня фонтанчики прямо перед глазами запрыгали. Улетел самолёт, мы поднялись, смотрю, а Петька папаху свою в руках держит и хохочет, прямо заливается:

- Гляди, Вань, папаху пулей пробило... Во дырка какая!.. - двумя пальцами за эту дырку папаху подцепил, по дороге прыгает, - вот это да!.. Вот это дырка!..

Я тоже в эту дырку на папахе пальцами слазил, тоже с папахой по дороге попрыгал, и побежали мы домой. И ты думаешь, хоть один из нас какой-то страх испытал по поводу того, что буквально два-три сантиметра, и пуля эта уже б не папаху, а голову Петькину в черепки разнесла?.. Да что ты!.. Он с неделю бегал и всем эту дырку на папахе показывал. Правда, когда до его матери, тёти Паши, об этом деле разговоры дошли, ох же и порола она его лозиной, я из-за сарая наблюдал и радовался, что меня так пороть некому - ни отца, ни матери. А тётя Паша с Петьки штаны сняла, голову коленями зажала, лупит, а сама плачет и смеётся, и причитает тонюсенько так: «Дурак, дурак!.. Как же ты живой остался?!»

Потом Иван Васильевич ненадолго смолк: - Ну, и что ты думаешь, мы с Петькой Чудным какой- то коровы тогда испугались бы?.. Да ни в жизнь!..

А папаху Петькину Тётя Паша тогда зашила, выстирала, так я её на Петьке ещё и после войны не раз видел... Во, какая прочная оказалась. А может, ничего другого на голову надеть не было.

Оставить сообщение:

*#####* ######### #######* *#######* ######### ########* ###***### ###****** ###***### ##* *## *###* ##* ##* *## ##* *## *#####* ##* ##* *## ###* ###*### ##* ##* *### *######* ##* *## #######* ########* *######* ##* *## #######* #######* ****### ##* ###**** ###**** ##* *## ##* ##* ##* ##* *## ##* *## ##* ##* ###***### ###*### ##* ##* *#######* *#####* ##* ##* *#####* *###* ##* ##*
Рекламный баннер 468x60px main2
Рекламный баннер 240x200px right1
2013-03-29
2013-03-29
2013-03-29
2013-03-29
2013-03-29
2013-04-19
Рекламный баннер 240x200px right2
Рекламный баннер 240x200px right3