Рекламный баннер 980x60px ban1
76.69
86.91
Рекламный баннер 468x60px main1

Лошадиные яйца

В одном таборе жил цыганенок. Звали его Мося. Очень хотелось Мосе иметь собственного коня. У всех мужчин табора, даже у его старшего брата лошади были, а у Моси не было. Каждый раз, когда цыганенок приставал по этому поводу к отцу, тот давал ему подзатыльник и говорил одно слово: «Рано!». Ездить верхом Мося научился, едва выйдя из пеленок. Он мог кататься на любой лошади табора, но страстно мечтал иметь свою.

Вот поехали как-то цыгане всем табором на ярмарку. Мать Моси пошла по рядам гадать на картах, отец торговать лошадьми, а маленький Мося принялся веселить народ пляской. Он умел очень хорошо плясать. Платили ему мало и не всегда. Так что к середине дня у него в кулачке было зажато всего несколько мелких монеток. Цыганенок решил, что этих денег будет достаточно для покупки лошади, и отправился в конные ряды. Там он выбрал длинногривую вороную красавицу кобылу и стал, как взрослый, прицениваться.

- Покажи свои деньги, - сказал хозяин.

Мося показал.

- Иди, не мешайся! – крикнул продавец и схватился за палку.

В других рядах все повторялось, стой лишь разницей, что хозяева давали, где затрещину, а где и кнута. Дойдя до конца последнего ряда, Мося увидел, что мужик продает какие-то странные желтые шары.

-                Что это, батенька? – спросил цыганенок, указывая на товар.

-                Лошадиные яйца, - улыбаясь, ответил мужик.

На самом деле это была обыкновенная тыква.

-                А что ими делать?

-                Насиживать.

-                А зачем?

-                Если на таком яйце просидеть 40 дней без перерыва, со снятыми штанами, то из него выведется маленькая лошадка.

-                Продай батенька.

-                Покупай, если деньги есть.

Мося разжал кулак.

-                Хватит?

Мужик пересчитал монеты.

-                Забирай, только учти, пока насиживаешь, человеческим языком говорить нельзя, можно только по лошадиному.

Цыганенок обхватил двумя руками тыкву и побежал, куда глаза глядят.

В поле он увидел скирду соломы, забрался с тыквой на самый верх, устроил гнездо, снял штаны и стал насиживать.

Долго ли он сидел, коротко ли, подъезжают на телеге мужики за соломой. Влезают на скирду и начинают солому сбрасывать. Видят – цыганенок сидит.

-    А, ну, пошел отсюда, не мешай! – закричали мужики.

-    Иго-го! - ответил по лошадиному Мося, но с места не тронулся. Продавец то велел сидеть без перерыва.

-    Сейчас я тебя вилами, слезай! – замахнулся на него один.

-    Иго-го, и-го-го!

Мужик рассердился и так ударил его по спине навильней, что бедный цыганенок в спешке схватил яйцо и со спущенными штанишками пытался побежать, но упал, тыква покатилась вниз. Мося заметил, как при ударе о землю она раскололась.

А под скирдой спал, зарывшись в солому, заяц. Когда на него упала тыква, он вскочил и помчался по полю к ближайшему лесу. Мося решил, что это из разбитого яйца выбежала его лошадка. Он кубарем скатился со скирды и, подобрав штаны, бросился догонять.

В слезах возвращался он в табор, повторяя одно и тоже:

-    Коняшечка, лошоночек, такой хороший, такой быстрый, такой серенький. Зачем ты убежал?

Придя на место Мося начал мастерить маленькую уздечку. Он видел, как это делают старшие, и уздечка у него получилась почти как настоящая.

Теперь цыганенок каждый день, как только просыпался, брал уздечку и шел в лес искать свою лошадку. Одну неделю он проходил, другую, третью. И вот однажды видит  – лежит под кустом его коняшечка и спит. Ой, как уже подросла, обрадовался Мося, на ней уже кататься можно.

На самом деле под кустом спал уставший за ночь в поисках пропитания серый волк. Цыганенка он почуял, только когда на его пасти защелкнулась уздечка.

Волк вскочил, и ничего спросонья не соображая, бросился бежать. Но ловкий Мося уже сидел на его спине, крепко обхватив бока ногами. Сначала взнузданный волк скакал галопом, потом перешел на рысь. Он уже начал выбиваться из сил, когда заметил в яру валежину, под которой был узкий проход. Серый нырнул под бревно, цыганенок больно ударился лицом и упал без чувств.

-    Папа, папа, - хвастался он отцу, когда вернулся из леса с разбитым носом, - я уже катался на маленькой лошадке.

-    Да разве можно на жеребенке кататься! – закричал отец и дал очередной подзатыльник, - ты же, сукин сын, ему спинку сломаешь!

Оказывается, пока Мося гулял по лесам, их кобыла ожеребилась. И у него появилась настоящая, живая лошадка и даже серенькая. Только ездить на ней пока было рано.

 2004 год.

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px main2
Рекламный баннер 240x200px right1
2013-03-29
2013-03-29
2013-03-29
2013-03-29
2013-03-29
2013-04-19
Рекламный баннер 240x200px right2
Рекламный баннер 240x200px right3